Экспертиза Дугина № 50: Как стать русскими

Длит: 23:59:59

·     Индоевропейская цивилизация лежит в основе всего современного мира. Изучение глубинных основ этой идентичности является чрезвычайно важным для нас (как для нас, славян, так и для Запада, и для Востока). Это особое евразийство, позволяющее говорить об общей структуре разных народов, имеющих индоевропейские корни. 
·     Индоевропейцы – это носители латинских языков, кельты, скандинавы, славяне, греки, иранцы, персы, таджики, афганцы (большинство), осетины, индусы, также прибалты, даки.
·     Эти территории принадлежали русскому миру, и индоевропейцы были кочевыми народами, чьей прародиной являлись степи Турана. Индоевропейское родство имеет исторические, этнические, лингвистические корни. 
·     Дюмезиль ставил перед собой задачу – выявить, что такое индоевропейская идентичность. Он ввел базовый принцип: индоевропейское общество всегда организовано по трехфункциональному признаку, состоит из трех слоев, каст – жрецы (или короли-жрецы), воины и скотоводы (которые при необходимости становились воинами). Когда они стали смешиваться с другими культурами или переходить к оседлости, стало появляться индоевропейские крестьяне. С приходом индоевропейцев приходит патриархат.
·     Все эти общества троичны по определению, и также носители троичной системы ценностей. Важнейшим символом является колесница – эти воины в колесницах фактически покорили весь мир, с их воинственным духом. 
·     Структура русских мифов – три богатыря (Алеша Попович – сын попа, князь Добрыня Никитич, крестьянский сын Илья Муромец). Мы часть индоевропейского пространства, и трехфункциональность – неотъемлемая часть нашей идентичности. Русские могут быть жрецами (носители идеационного типа), воинами (наше дворянство – потомки дружинников), крестьянами. 
·     Утратив трехфункциональную систему, мы утратим свои корни (нашу славянскость, нашу русскость), перестанем быть самими собой. Какие-то элементы в России, вопреки современной «идеологии», сохранились. Если мы говорим о возрождении идентичности, мы не можем обойти это стороной. С другой стороны, для нас нехарактерно кастовое общество – но сословия должны быть. Если ты ни воин, ни крестьянин, ни жрец – лучше было бы вообще не рождался (торговцы, менеджеры, работники сферы услуг – у людей с такими профессиями нет места в индоевропейском контексте, они никто и обречены быть невротиками). Русский человек должен быть кем-то, а кем-то он может стать, будучи жрецом, крестьянином или воином.  
 
·     Если у нас нет трехфункциональной идеологии, поиск идентичности заблокирован для нас. Мы не можем стать по-настоящему русскими, если не найдем социологического места. Поэтому городские жители должны смириться – если хотите быть русскими, нужно вернуться на землю. Русский человек без земли – не русский, а может, и не человек. Земля – это наша стихия, форма нашего бытия, русская тайна. Оказавшись в бетонных концлагерях, мы стремительно теряем свое собственное «я».