София

Мартин Хайдеггер. Последний Бог

Ноомахия: войны ума. Цивилизации границ

Четвертый Путь. Введение в Четвертую Политическую Теорию

В поисках темного Логоса (философско-богословские очерки)

Мартин Хайдеггер: возможность русской философии

Абсолютная Родина

Радикальный субъект и его дубль

Русская вещь. Том 2

Русская вещь. Том 1

Философия традиционализма

Курс: Четвёртая политическая теория

Сегодня в мире складывается впечатление, что политика кончилась — по крайней мере та, которую мы знали. Либерализм упорно бился со своими политическими врагами, предлагавшими альтернативные рецепты, – с консерватизмом, монархизмом, традиционализмом, фашизмом, социализмом, коммунизмом – и, наконец, под занавес ХХ в. победил всех. Логично было бы предположить, что политика станет либеральной, а все ее противники, оказавшись на периферии, начнут переосмыслять стратегии и формировать новый фронт: периферия против центра (Ален де Бенуа). Но в начале XXI в.

Курс: Структурная социология русского общества

Говоря о социологии русского общества, мы имеем в виду именно русскую социологию. Это значит, что мы рассматриваем русское общество как самостоятельную цивилизационную парадигму, отличную от западноевропейской и американской, с одной стороны, но и от восточной, азиатской, с другой. Для нас Россия не страна, но цивилизация – с особым укладом и особым набором базовых смыслов. И хотя великий русский поэт Ф.Тютчев утверждал, что «умом Росию не понять», мы попытаемся в этой работе осуществить «невозможное» и попытаться все-таки ее понять.

Курс: Философия и социология Постмодерна

Сейчас наступает уникальное время, когда лигитимность этой парадигмы модерна исчерпывает себя, происходит ее существенный, фундаментальный сбой.  Сейчас мы подходим к третьей парадигме, парадигме постмодерна.